Форум

Полная версия: Ответственность туроператора (за комплекс услуг, указанных в туре)
Вы просматриваете упрощенную версию. Смотреть полную версию с соответствующим форматированием.
Ответственность турфирмы за комплекс услуг, указанных в туре.

Штрафные санкции при отказе в добровольном порядке удовлетворить претензию туриста. Недействительность соглашения об ограничении ответственности. Согласно ст. 10 Закона о туризме турист вправе требовать от туристической фирмы оказания ему всех услуг, входящих в тур, независимо от того, кем эти услуги оказывались. Поэтому совершенно очевидно, что при туризме имеет место давно известная гражданскому праву ситуация - ответственность за действия третьих лиц, которая урегулирована в ст. 403 ГК РФ. В соответствии с этой нормой должник отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение третьими лицами, на которых было возложено исполнение, если законом не установлено, что ответственность несет третье лицо, являющееся исполнителем. Такая ответственность непосредственного исполнителя для отношений туризма законом не установлена. Следовательно, в силу нормы Гражданского кодекса и положений Закона о туризме требования туриста о причинении ему ущерба должны предъявляться турфирме.
Конечно, потерпевший турист может иметь достаточные правовые основания для предъявления требований о возмещении причиненного ему вреда к третьим лицам из деликта или заключенного им договора. Однако в подавляющем большинстве случаев он не располагает для этого необходимыми языковыми и правовыми знаниями, денежными средствами, а зачастую и временем, ибо турпоездки обычно весьма непродолжительны и ограничены визовыми рамками.
Возложение на туриста обязанности самостоятельно урегулировать за рубежом свои требования о возмещении вреда, причиненного третьими лицами в ходе турпоездки, было бы явно несправедливым решением, нарушающим права потребителя, и из действующего в России права не вытекает. Таким образом, вывод президиума Мосгорсуда, согласно которому турфирма должна возмещать убытки в полном объеме, соответствует нормам действующего российского права.
Однако приведенные соображения убедительны только для тех случаев, когда вред понесен туристом в ходе нормального осуществления тура, в соответствии с его содержанием и условиями. В силу ст. 7 Закона о туризме турист обязан соблюдать во время путешествия правила личной безопасности. Если он предпринимает самостоятельные действия, выходящие за рамки условий тура, например посещает рисковые мероприятия, арендует автомобиль - источник повышенной опасности или покидает место проживания в неположенное время вопреки полученным рекомендациям, такой турист, безусловно, принимает на себя соответствующие риски, и за их последствия турфирма ответственности нести не должна.
Ответственность турфирмы перед туристом должна определяться по общим правилам Гражданского кодекса, с учетом норм Закона о защите прав потребителей и Закона о туризме. Согласно ст. 10 Закона о туризме турфирма не несет ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязательств по договору, если докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы.
Эта норма возлагает на турфирму повышенную ответственность, однако фирма, если нарушение туристского договора не вызвано ее виной, вправе добиваться переложения уплаченных ею сумм на тех лиц, действия которых вызвали предъявление туристом требований о возмещении понесенных им убытков. Ограничение ответственности турфирмы
Хотя в рассмотренном постановлении президиума Мосгорсуда и содержится тезис, согласно которому возникшие у туриста как потребителя убытки подлежат возмещению исполнителем-турфирмой в полном объеме, однако следует учитывать, что в некоторых случаях такая полная ответственность турфирмы в силу действующего в России права не возникает.
К туристическому договору применима норма Гражданского кодекса о вине кредитора - п. 1 ст. 404, в силу которой, если неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства произошло по вине обеих сторон, суд соответственно уменьшает размер ответственности должника. Суд также вправе уменьшить размер ответственности должника, если кредитор умышленно или по неосторожности содействовал увеличению размера убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением, либо не принял разумных мер к их уменьшению.
Надо сказать, что в ходе турпоездок, оказавшись в новой и иногда необычной обстановке, российские туристы нередко допускают явные нарушения общепринятых и элементарных правил поведения в стране пребывания - забывают закрывать при длительном отсутствии окна гостиничных номеров на нижних этажах, оставляют без присмотра личные вещи в оживленных местах, теряют ключи от номеров и т.п. В таких ситуациях ответственность турфирмы может быть существенно снижена или вообще исключаться.
Другим случаем ограничения ответственности турфирмы является правило ст. 10 Закона о туризме, согласно которому при расторжении договора возмещение убытков осуществляется в соответствии с фактическими затратами сторон, причем выплачиваемая сумма не может превышать двукратного размера стоимости тура. Практическое применение этой нормы ставит некоторые дополнительные вопросы.
В каких случаях допускается расторжение туристского договора? В силу указанной статьи стороны вправе потребовать расторжения договора в связи с существенными изменениями обстоятельств, из которых они исходили при его заключении. В той же статье дан перечень таких обстоятельств. Редакционно этот перечень сформулирован как исчерпывающий, однако на практике возможны и иные аналогичного рода ситуации, оправдывающие необходимость расторжения договора. Статьей 450 ГК РФ предусмотрен более широкий и неисчерпывающий перечень оснований для расторжения договора, причем расторжение допускается только по решению суда. Применительно к отношениям туризма такое расширительное понимание было бы предпочтительным, и вместе с тем справедливо было бы допустить расторжение договора по заявлению о том заинтересованной стороны.
Кроме того, приведенная ст. 10 Закона (возмещение при расторжении договора только фактических затрат сторон) исключает предъявление сторонами при расторжении договора требований о возмещении будущих затрат, утраченной ими выгоды, что по общему правилу допускается Гражданским кодексом (п. 2 ст. 15), а также требований туриста о возмещении морального вреда, что предусматривается Законом о защите прав потребителей.
Ответственность при расторжении туристского договора на практике в большинстве случаев будет нести турфирма, и установленное в ст. 10 Закона о туризме троякое ограничение ее ответственности (по общему размеру и по кругу возмещаемых потерь туриста) ставит туриста в явно неблагоприятное положение, а потому должно быть пересмотрено. Понесенные туристом убытки даже в пределах закрепленного законом максимума должны возмещаться турфирмой согласно общим положениям гражданского законодательства.

Особенности применения Закона «О защите прав потребителей» применительно к договору об оказании туристических услуг.
В соответствии с положениями глав 21, 22, 39 ГК РФ, ст. 1, 10 Закона об туристской деятельности, ст. 4 и главой 3 Закона о защите прав потребителей надлежащим исполнением туристского договора со стороны организатора путешествий является предоставление туристских услуг, соответствующих условиям туристского договора по количеству, качеству и срокам.
И если определение соответствия услуг условиям договора по количественным критериям и по срокам сложностей не вызывает, то определить их соответствие по качественному критерию бывает непросто.
Статьей 4 Закона о защите прав потребителей качество услуги определяется совместно с качеством товара: "Продавец (исполнитель) обязан передать потребителю товар (выполнить работу, оказать услугу), качество которого соответствует договору. При отсутствии в договоре условий о качестве товара (работы, услуги) продавец (исполнитель) обязан передать потребителю товар (выполнить работу, оказать услугу), пригодный для целей, для которых товар (работа, услуга) такого рода обычно используется. Если продавец (исполнитель) при заключении договора был поставлен потребителем в известность о конкретных целях приобретения товара (выполнения работы, оказания услуги), продавец (исполнитель) обязан передать потребителю товар (выполнить работу, оказать услугу), пригодный для использования в соответствии с этими целями".
Однако в Гражданском кодексе есть отдельная гл. 39, посвященная регулированию оказания услуг. Статья 783 по вопросам качества услуг отсылает к ст. 721, согласно которой качество выполненной работы должно соответствовать условиям договора подряда, а при отсутствии или неполноте условий договора - требованиям, обычно предъявляемым к работам соответствующего рода.
Следовательно, критерии качества услуг, содержащиеся в ст. 4 Закона о защите прав потребителей, не соответствуют критериям качества, указанным в ст. 721 ГК РФ в части пригодности услуги для целей, для которых услуга такого рода обычно используется.
В Закон о защите прав потребителей неоднократно вносились изменения. В статье 1 Закона в редакции от 9 января 1996 г. понятие недостатка товара (работы, услуги) было сформулировано как несоответствие товара (работы, услуги) стандарту, условиям договора или обычно предъявляемым требованиям к качеству товара (работы, услуги).
Однако в последующей редакции Закона, от 17 ноября 1999 г., недостаток товара (услуги) определен именно исходя из несоответствия, помимо прочего, целям, для которых товар (услуга) такого рода обычно используется.
Таким образом, в последней редакции названного Закона приведены в соответствие критерии понятий качества и недостатка. Однако критерии понятия качества услуги, изложенные в последней редакции Закона, не приведены в соответствие с критериями качества работы (услуги), установленными Гражданским кодексом (ст. 721).
В результате в настоящее время качество услуг, в том числе туруслуг, определяется по критериям качества товаров (ст. 469 ГК РФ), реализуемых по договору купли-продажи, что является необоснованным по существу.
Противоречие есть и в том, что Закон о защите прав потребителей определяет качество услуги через цель, для которой она обычно используется, но сообщение о цели путешествия не является обязанностью туриста. Под целью подразумевают то, к чему стремятся. Под требованиями подразумевают правила, условия, обязательные для выполнения. Таким образом, цель это результат, она может относиться к уже существующему результату деятельности вещи, где уже безразличен процесс создания, восстановления и т.д. Цель преследует то лицо, которое получает результат, например потребитель, а не исполнитель услуги.
В случае несовершения организатором путешествий требуемых согласно условиям туристского договора действий имеет место неисполнение договора; всякое отступление фактически оказанных туристских услуг от предусмотренных договором является ненадлежащим исполнением. И то и другое влечет обязанность организатора путешествий возместить причиненные нарушением договора убытки в соответствии со ст. 15 ГК РФ.
Судебная практика столкнулась с необходимостью определять в каждом конкретном споре, являются ли оказанные организатором путешествия услуги по количеству и качеству соответствующими условиям договора, т.е. с проблемой толкования договора.
Статья 431 ГК РФ содержит специальную норму, устанавливающую правила толкования договора судом, а Закон о туристской деятельности аналогичного положения на этот счет не предусматривает. Проблема гораздо шире, чем кажется на первый взгляд. Дело даже не в том, что стороны по-разному толкуют содержание договора, а в том, что собственно договор, памятки, правила, инструкции, являющиеся приложением к нему, оперируют понятиями, которые имеют несколько значений, обширны по своему содержанию, неточны, приблизительны либо требуют раскрытия их содержания (например, "звездность", "международный класс" и т.п.). Именно поэтому чрезвычайно важно, чтобы использованные в договоре слова и выражения предельно четко, ясно, детально и недвусмысленно выражали волю сторон договора.
Ссылка